Украинцы в Европе: «Прикинься русским, чтобы взяли на работу»

Украинцы в Европе: «Прикинься русским, чтобы взяли на работу»

Раньше на Украине только конченые маргиналы могли кричать какие-нибудь русофобские лозунги, и на них мало кто обращал внимание: какой спрос с маргиналов? Теперь этим успешно занимается верховная власть страны и не обращать внимание на вопли с проклятиями в адрес России, становится все сложнее. Русофобией стало пропитано буквально все в стране. Теперь главные достижения Порошенко и его окружения обязательно должны быть связаны с чем-нибудь «противокремлевским» – Свободная Пресса.

На фоне ненависти к России, правда, трудно сказать, что украинцы гораздо больше полюбили свою собственную страну. За время введения безвизового режима между странами Шенгенской зоны и Украиной, «незалежную» покинули сотни тысяч людей. Главная причина отъезда — невозможность найти работу на родине. Жить стало абсолютно невыносимо. Но и на Западе устроиться смогли не все.

Оказывается, не так уж в Евросоюзе и жалуют возвращающихся в «европейскую семью» украинцев. Вот исповедь одного из таких «счастливчиков».

Из АТО в Европу по нужде

Дмитрий родом из Донецка, но давно переехал в Киев, куда его еще ребенком перевезли родители. Этот город стал для него родным и, в принципе, в нем всегда не так уж плохо жилось. Девяностые — время, конечно тяжелое, но родители умудрялись содержать детей, в двухтысячные стало полегче: экономика понемногу начала ползти вверх. Жирные годы выпали на период Януковича, несмотря на то, что именно этого президента больше всего обвиняли в коррупции и наглейшем захвате украинского бизнеса.

С Майданом все «покатилось к чертям», говорит Дмитрий, хотя не отрицает, что в протестные дни какое-то праздничное настроение в киевской атмосфере ощущалось. Эйфория быстро сошла на нет, когда началась «АТО». Дмитрия, как и многих других молодых и не очень мужчин, направили в зону боевых действий. Вояка из него не особый вышел, да и в самых горячих местах он не бывал. Так что даже сказать не может, убил ли кого или нет. По крайней мере, в этом не признается.

Пока был в составе вооруженных сил, не представлял, что происходит дома, как меняются условия жизни. Можно было догадаться, что из-за «АТО» в стране народ особо не шикует, но тяжело было представить, что буквально за считанные месяцы люди обнищали настолько, что не могут себе позволить нормально питаться, что денег не хватает даже на оплату коммуналки.

Дальше стало только хуже. Даже если повышали зарплату, эти гроши сжирала инфляция. Стало понятно, что надо уезжать. Многие друзья Дмитрия давно ломанулись, кто куда. Большинство из них подались в Россию. Тут все же попроще, чем в западных странах: и язык хорошо знаком, и работу не особо сложно найти, да и земляков в любой части России полно. Но Дмитрий не поехал в «страну-агрессор». Испугался, что ФСБ или другие структуры его схватят — все-таки он в «АТО» воевал, и мало ли что с ним в РФ могут за это сделать. Так что пришлось дома крутиться, хотя, признаться, это крайне сложно. Вся надежда — на безвиз. Рекламой которого еще совсем недавно так будоражили украинцев. По всем каналам высокопоставленные политики говорили, что безвизовый режим даст всем возможность легально работать и учиться в ЕС.

Врали, очень нагло врали, а народ в большинстве своем эту ахинею принимал за чистую монету. Верили до последнего, пока в дни перед великим событием не начала всплывать правда. Печально, но это не поубавило решимости многих граждан, вдруг намерившихся завоевать Европу. Дмитрий был в числе последних. Он собирался туда по безвизу еще в 2016 году, и когда дело затянулось, конечно, разозлился, но продолжил терпеливо верить в надежность своего плана.

Без спроса на украинцев

Когда шанс, наконец-таки, выпал, он недолго думая, рванул в Германию. Почему именно туда? По словам знакомых, именно в этой стране ЕС есть возможно найти нелегальную работу с вполне себе достойным заработком. К тому же, есть там много бывших граждан Советского Союза, которые занимают далеко не самое худшее положение. Мол, для них в порядке вещей помогать своим почти что соотечественникам. Да и подсобить на первых порах обещал один земляк, давно занимающийся обустройством нелегалов в ЕС. Единственное, что требовалось — добраться до Германии, а именно до Мюнхена. Там товарищ пообещал его передать на попечение одного грузина. Последний занимается организацией ремонтно-отделочных работ и в свои бригады без всяких проблем набирает нелегалов. Вероятно, кто-то «крышует», потому как в Германии к незаконным гастарбайтерам применяются довольно суровые меры. Впрочем, миграционный кризис внес свою смуту как в законодательство, так и в реальное положение вещей даже в законопослушной Европе.

— Я на стройке раньше всегда работал. Много умею — кладку делал, бетонщиком работал, арматурщиком, кровлей занимался, но больше специализируюсь на шпаклевке. Давно этому научился и раньше работал так. Работа хорошая, за нее платят хорошо. Дома платили, в России еще больше, я там перед Олимпиадой работал. За несколько месяцев двести тысяч заработал в рублях. А сейчас дома, то есть в Киеве не получается — пару раз меня «кинули». Перед «Евровидением» много работы было, но платили копейки. А я жениться хочу, поэтому в Германию собрался. С друзьями говорил, они знают людей, которые там работали. Там зарабатывают в десять раз больше, чем в Киеве. Это если официально работать, но с этим проблемы.

А еще я без языка, тоже могут возникнуть проблемы. Туда едут только подготовленные на хорошие места, другие в основном без документов, но денег все равно с головой хватает. — Делится своей мотивацией Дмитрий.

И вот в итоге, до Мюнхена добрался без проблем. Там его встретил сначала земляк с «незалежной, который на первых порах сориентировал. Спустя время поступил сигнал, что пора пообщаться с потенциальным работодателем. Встреча была назначена в кафе. Человек произвел приятное впечатление — пожилой, улыбчивый грузин с хорошим чувством юмора. Сначала говорили о том, что умеет Дмитрий, сколько получать хочет, может ли работать без выходных и так далее. По ходу разговора грузин намекнул, что если с Дмитрием сработаются, то он через свои связи похлопочет по поводу документов — мол, связи есть.

— В общем, нормально так поговорили. Я уже точно знал, что скоро на работу выйду. Он говорил, что девятьсот евро буду получать. Жилье и питание будет бесплатно. Ну, не бесплатно, конечно, он просто уже все высчитал из зарплаты, чистыми оставалось девятьсот евро. Нормально. В Киеве я столько сейчас даже за четыре месяца не получу. В общем, все было хорошо. Но потом он спросил по поводу моего «гэганья». Он подумал, что я из Ростова, там тоже «гэ» как на Украине произносят. Я честно ответил, что из Киева.

После этого, по словам Дмитрия, его собеседник на мгновенье задумался, а потом быстро попрощался, сказав напоследок, что-то не совсем внятное. После этого грузина больше не видел. Когда отсутствие перспектив по моему вопросу стало очевидным, позвонил своему связному, который обещал трудоустроить. Переговорили, обсудили содержание беседы. Итог стал ясным быстро. Дмитрию не стоило говорить, что он украинец. Почему? У грузина уже были проблемы с ребятами из «незалежной».

Выходцы из Львова на первых порах работали нормально, но потом им стало неприятно делить одну стройплощадку с русскими. Поначалу их раздражал екатеринбуржец, занимавший должность бригадира. Последний заметил это, когда те отказались по его требованию перекатить газосварочные баллоны на тачке из одной точки стройки в другую. Он сделал по этому поводу замечание, но в ответ услышал, что мы, мол, сварщики, а не носильщики, а ты москаль нам не указ. С помощью грузина конфликт, казалось бы, удалось урегулировать. Но стычки начались с остальными участниками строительного процесса. Кончилось тем, что украинцы подрались с водителями, которые не хотели отвечать пьяным собеседникам на вопросы по поводу Крыма. Грузин отправил львовян на все четыре стороны, выделив по несколько сотен евро. Жестко? А как иначе? Зато работа нормально идет, без всяких выяснений отношений.

Удобнее быть русским

Что из этого извлек Дмитрий? Товарищ ему дал совет: если документы не спрашивают, значит, говори, что из России или Казахстана, например. Потому что случай Дмитрия далеко не единичен. Конечно, чаще всего украинцам и россиянам довольно легко удается найти общий язык в третьей стране, но в связи с происходящим во взаимоотношениях Москвы и Киева высока вероятность, что идиллии может не случиться. И, как показывает практика, в большинстве случаев провокаторами выступают именно украинцы. Видимо, это объясняется той пропагандой ненависти, что ведут украинские политики и СМИ.

Сейчас Дмитрий опять вернулся в Киев. Ждет удобного случая. В Европе были еще варианты, но нужны такие, чтоб «не кинули», все-таки в чужой стране и безо всякого оформления работает человек. Найти честных работодателей не так-то просто. Знакомый, обещавший помочь, вызвался найти что-нибудь подходящее и во второй раз. Дмитрий думает, что на этот раз все получится. У него, конечно, есть несколько вопросов на будущее, но по крайней мере кое в чем он уже разобрался — на всякий случай стоит сторониться упоминаний о своем украинском происхождении. Неприятно, конечно, но в нынешних условиях деньги нужнее, чем любые принципы. Можно даже сойти за русского, если хочешь выжить…

Понравилось? Поделись с друзьями! 🔔 

——————————————————————————————————————————

Комментарии: