Конец американского блицкрига

Конец американского блицкрига
Конец американского блицкрига

Понравилось? Поделись с друзьями! 

После первой волны мирового финансового кризиса, некоторые американские журналисты и политики заметили, что Федеральная резервная служба США ведет себя странно. Некоторым американским турбо-патриотам даже показалось, что политика ФРС, который наводнял дешевыми долларами не только американскую, но и мировую финансовую систему, была предательской по отношению к американским национальным интересам, так как фактически давала сверхдешевые кредитные ресурсы конкурентам США.

Американские турбо-патриоты требовали, чтобы американские дешевые доллары стимулировали экономику Штатов, а не утекали в другие страны через валютные свопы ФРС США и трансграничное кредитование американских банков, которые, вместо того чтобы поднимать американскую экономику, шли в другие страны (например, Китай или Россию), где потребители валютных кредитов были готовы платить гораздо больше, чем американские предприятия.

С точки зрения этой прямолинейной логики Федеральная резервная служба США действительно вела себя непатриотично, но жизнь всегда намного сложнее, чем кажется турбопатриотам любой страны. А все дело в том, что Федрезерв работал по схеме драгдилера, а не Центрального банка. Более того, эти действия были ключевым элементом американского плана «Нового американского века».

Американское стратегическое планирование славится прагматичностью и желанием бесконечно повторять те схемы, которые уже доказали свою эффективность. США «выиграли» XX век за счет того, что Вашингтон объективно был главным бенефициаром Второй мировой войны, за победу в которой наибольшую цену заплатил СССР.

В условиях системного кризиса глобальной экономики и потенциального кризиса однополярного мира в начале XXI века Вашингтон, по сути, пошел на повторение схемы, хотя форма ее реализации значительно отличалась. Базовый принцип этой стратегии заключается в том, что США для получения стратегического долгосрочного преимущества над геополитическими конкурентами не нужно решать свои системные проблемы, а достаточно создать всем геополитическим конкурентам проблемы еще более серьезного характера. Грубо говоря, достаточно было «поджечь» весь остальной мир (в XX веке для этого потребовалась глобальная война) и сохранить относительную стабильность США.

Если посмотреть на действия США за последние 5 лет в соответствии с этой стратегией, то все действия США, начиная от создания ДАИШ (запрещенная в России террористическая организация) и кризиса на Украине и заканчивая попытками связать своих вассалов с помощью пактов Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерств, становятся понятными.

Американцы попробовали провести одновременный блицкриг на нескольких направлениях и против всех своих потенциальных геополитических конкурентов. Для того чтобы подорвать экономику ЕС и России, покончив с любым потенциалом для континентальной кооперации, был запущен майдан на Украине. До этого была предпринята прямая попытка переворота в России, но она провалилась.

ДАИШ было создано и развивалось в качестве тарана, который смог бы больно ударить по российским мусульманским регионам, а также по очень уязвимому и стратегически важному Синьцзян-уйгурскому автономному региону Китая. Для того чтобы КНР было еще больнее, против него проводилась политика сдерживания, а потенциальных партнеров КНР в регионе американцы пытались повязать по рукам с помощью Транстихоокеанского партнерства. Попытка «Революции зонтиков» в Гонконге была вишенкой на торте для Китая.

Для Европы, помимо разрыва с Россией, американцы приготовили двойной удар: экономическую удавку в виде соглашения о Трансатлантическом партнерстве, которое фактически лишило бы страны ЕС экономического суверенитета, и политическую удавку в виде волны «беженцев» с Ближнего Востока, которую фактически организовали американские НКО, сумевшие организовать сложнейшую логистическую цепочку по переправке «беженцев» со всего Ближнего Востока в Евросоюз. Некоторые из американских ударов попали в цель, некоторые были парированы, но все вышеперечисленные направления атаки были бы почти лишены смысла без самого главного направления — атаки с помощью «долларового пылесоса» ФРС.

За несколько лет ФРС смог подсадить на дешевую валютную ликвидность весь мир. На фоне объективно существовавшей потребности остального мира в дешевом кредитовании, «подсадка» пошла на ура и в определенной мере способствовала купированию особо болезненных симптомов (не причин!) первой волны финансового кризиса. На это слабо обращают внимание, но даже компании из КНР умудрились набрать долларовых кредитов почти на триллион долларов.

А в 2015 году американцы решили, что пора сделать всей планете очень больно, и спровоцировали «долларовую ломку» или «включили долларовый пылесос». Подъем ставок ФРС США, резкое уменьшение доступной долларовой ликвидности и, как следствие, резкое повышение курса доллара по отношению ко всем остальным валютам должно было индуцировать мировой экономике, исключая США, дефляционный шок, то есть резкое удешевление активов, местных валют, акций, облигаций.

Этот шок должен был спровоцировать кредитный кризис компаний и государств, неспособных отдать долларовые кредиты. На этом фоне, совмещенном с «железным» обещанием ФРС США поднимать ставку и дальше, капиталы должны были побежать в Америку. Изначально бегству капиталов из Европы должна была помочь война на Украине, бегству капиталов с Ближнего Востока — ДАИШ, а бегству капиталов из России и Китая должны были способствовать местные майданы и внутриэлитные кризисы. Нельзя не согласиться с тем, что план был очень красивый и что американцы проделали огромную и кропотливую работу для его реализации. Проблема в том, что этот план не выдержал столкновения с реальностью в нескольких ключевых точках.

Важнейшая проблема плана заключалась в том, что на предпоследнем этапе реализации его раскусили все заинтересованные стороны. Перед включением «долларового пылесоса» ключевые персонажи международной политики, такие как Кристин Лагард, представитель «старой Европы», и министр финансов КНР Лоу Цзивэй. Они многократно обращались к ФРС с просьбами ставку не поднимать, причем Лагард прямо говорила, что такое действие ФРСспровоцирует международный кризис.

Однако американцам и нужен был международный кризис. В короткий период «сильного доллара» можно было бы сделать очень больно остальным экономикам и прикупить по дешевке самые интересные активы, а уже потом запускать гиперинфляцию в США для того, чтобы «сжечь» в ней неподъемные американские долги. Важнейшим условием этого плана был так называемый декаплинг — изоляция американских финансовых рынков от внешних шоков. Другими словами, на фоне всеобщего краха они должны были расти.

В августе 2015 года подъем ставок был отложен из-за того, что американские рынки начали обваливаться вслед за китайскими, а это не устраивало ФРС. В конце 2015 года, с точки зрения ФРС, «звезды сошлись правильно», и американцы нажали на курок, несмотря на предупреждения со стороны МВФ, европейских политиков и китайских чиновников. Результат получился впечатляющим, но недостаточным для успеха американского блицкрига.

Да, в мире образовался дефицит долларов, и мы еще увидим полномасштабный кредитный кризис на развивающихся рынках. Да, многие валюты оказались под серьезнейшим давлением, которое усугублялось бегством капиталов на фоне панических прогнозов прозападных «финансовых гуру». Да, экономикам конкурентов США был нанесен серьезный ущерб, но им всем удалось избежать быстрого коллапса.

Из Китая вывезли капитала на триллион долларов за год, а российский рубль обвалился, но ни Россия, ни Китай не собираются погружаться в пучину хаоса, несмотря на негативные прогнозы Джорджа Сороса, которому злые языки приписывают авторство плана «долларового пылесоса». Даже Евросоюз, несмотря на кризис беженцев, продолжает сопротивляться энтропии и отказывается подписывать кабальное соглашение о Трансатлантическом партнерстве.

Самый главный провал американского финансового блицкрига заключается в том, что обвалить мировые рынки вместо американских не получилось — сейчас они падают вместе. А это совсем не то, что нужно Вашингтону. Посмотрим на поведение главного американского индекса S&P 500 после повышения ставки ФРС:

Вместо того, чтобы расти, американский рынок обвалился. Инвесторы не спешат в «американскую тихую гавань», предпочитая, например, покупать золото:

В клубе покупателей золота, кстати, заметное место занимает ЦБ РФ, что вызывает лютую зависть у немецких СМИ, которая легко объяснима неспособностью немцев вернуть свое золото, отправленное на «хранение» в ФРС США. В этом смысле ЦБ РФ в хорошей компании: ЦБ КНР тоже активно пополняет золотые резервы.

Падение американских рынков остановилось после того, как представители ФРС объявили о временном отказе от дальнейших повышений ставок. По крайней мере, рынок именно так воспринимает сложившуюся ситуацию.

В этих условиях становится заметной, на первый взгляд нелогичная, пропагандистская кампания в США, направленная на продвижение в массы идеи о запрете наличных денег, которые якобы нужны только наркоманам, террористам и коммунистам. Для начала предлагается ликвидировать стодолларовую купюру, о чем уже написали почти ведущие СМИ США, от «Вашингтон Пост» до журнала «Тайм». А в поддержку запрета банкноты выступил влиятельнейший Лоуренс Саммерс, бывший главный казначей США.

Запрет на крупные банкноты (ЕС сейчас активно обсуждает запрет на банкноту в 500 евро) — это верный признак подготовки не просто к обратному снижению ставки, а к введению негативных ставок, которые нацелены на то, чтобы любой ценой заставить фирмы и граждан тратить деньги сегодня, не пытаясь сохранить ничего на завтра. Обычно граждане и фирмы отвечают на такую политику массовым «выходом в кэш» и хранением денег под матрасом или в личном сейфе, что активно практикуется в Японии и Швейцарии, где отрицательные ставки уже породили огромный спрос на сейфы и крупные купюры.

По факту США заранее готовят почву не для дальнейшего повышения ставок, а для эпохи политики отрицательных процентных ставок (ПОПС), которая не принесет миру ничего хорошего. Хотя до начала глобального гиперинфляционного шока будет определенный период, когда может казаться, что глобальная экономика (в том числе и российская) вернулись на путь беспроблемного роста.

То, насколько быстро американцы будут вынуждены прибегнуть к этому последнему «доводу» монетарной войны, зависит от большого количества факторов, но направление движения уже, скорее всего, невозможно изменить.

Хорошая новость заключается в том, что американцам не удалось отсоединить свою экономику от мировой, а значит, в огне гиперинфляции мы будем гореть все вместе, а уж после пожара те, кто выживет, смогут построить что-то новое и прекрасное. У нас для этого есть все шансы, но это тема для отдельного материала.

politrussia