Путин фиксирует многополярность мира

Путин фиксирует многополярность мира
Путин фиксирует многополярность мира

Понравилось? Поделись с друзьями! 

Традиционно принято считать, что в своих «валдайских» выступлениях Владимир Путин обращается к западной политической элите. В этом подходе есть рациональное зерно, так как «Валдайский клуб» был создан именно как платформа для коммуникации между российским и западным истеблишментом. Однако в этом году западный вектор этой площадки был окончательно сломан. Путин явно и недвусмысленно обращался ко всему многополярному миру, попутно задев несколько тем, которые очень волнуют наиболее пассионарную часть российской аудитории.

Путина очень часто критикуют за то, что он не создал новую государственную мессианскую идеологию. Критикам кажется, что без такой идеологии страна не может нормально функционировать и, тем более, не сможет победить в глобальной конкуренции, так как России якобы нечего предложить взамен псевдолиберальным ценностям, примату США и культурному доминированию Голливуда. От Путина буквально требуют появления Министерства Пропаганды, которое бы рассказало гражданам России и мира о том, зачем им жить и ради чего им умирать. Нам очень повезло с президентом. Путин снова и снова отказывается от этого отравленного пути и правильно делает.

Представьте себя индийским инженером. Представили? Вы ждете, чтобы какой-то российский лидер срочно рассказал вам о смысле жизни и подарил идеологию, которая поведет вас к светлому будущему? Наверное, нет. Представьте себя китайским чиновником. Вы, наверное, тоже не смотрите на Россию в ожидании получения какой-то идеологии, которая завтра же изменит вашу жизнь к лучшему. Упражнение можно повторять до бесконечности.

Еще больше, чем наши доморощенные турбопатриоты, появления такой мессианской идеологии ждут наши западные оппоненты. Им тогда будет очень удобно в очередной раз напялить на себя маску защитников мира от очередной «глобальной угрозы», причем неважно, какого она будет цвета и калибра. Любая мессианская идея — неважно, красная, белая или пупырчатая — непременно приводит к появлению глобальной коалиции тех, кто эту идею не примет никогда и будет готов умереть ради того, чтобы ей не покориться. Собственно, именно с этой проблемой сейчас сталкиваются США. Оппонентов США на мировой арене мало что связывает в идеологическом плане, однако общего неприятия «американского набора ценностей» вполне достаточно для создания очень активной антиамериканской коалиции.

Путин в очередной раз обозначил главную ценность той идеологии, которая Россия предлагает миру. Мессианства в ней — ноль целых и ноль десятых процента. Пропагандировать ее не надо, так как она естественна. Этой идеологии не нужны политруки и пиарщики. Обещаний и рецептов светлого будущего она не содержит, так же как не содержит никаких предписаний, кроме одного: свободы для каждой страны и цивилизации выбирать свой путь, без внешнего диктата и насилия.

На фоне осточертевшей миру идеи об американском исключительном праве навязывать всем свои политические, экономические и культурные стандарты, российская приверженность свободе смотрится свежо и даже революционно. Светлое будущее всем представляется по-разному, а вот свобода от внешнего вмешательства — это очень понятная и абсолютно универсальная ценность, которая может объединить и уже объединяет самые разные страны, режимы и народы.

В этом контексте заявление Путина о нежелании «демократизировать США» — хотя все поводы для этого имеются — смотрится не как троллинг, а как проявление принципиальности. Путин показывает, что слова о невмешательстве — это не пустой звук, не дипломатическая уловка и не элемент двойных стандартов.

С точки зрения искусства дипломатии, Путин — счастливчик. Редкому мировому лидеру выпадает возможность использовать правду как оружие. Англосаксонский мир так сильно запутался в собственной лжи, что для эффективной публичной дискредитации не требуется ничего, кроме правды. Российский лидер находится в том положении, в котором он может себе позволить роскошь эту правду говорить. Еще сильнее испортить отношения с невменяемой частью американского истеблишмента уже просто невозможно, а значит можно публично рассказать о том, как США поддерживают террористов, третируют европейских вассалов и врут о ЕвроПРО. «Король — голый», — как бы говорит российский президент, прозрачно намекая, что сошедший с ума «дядюшка Сэм» уже потерял корону.

В строгом соответствии с изменившейся диспозицией на глобальной шахматной доске, Путин расставил нужные акценты в плане ситуации по Сирии:

1. Никакого раздела не будет;

2. «Умеренную оппозицию» Москва сама найдет, причешет, научит хорошим манерам и организует «политическое примирение» в лучшем виде;

3. С американцами, скорее всего, будет достигнута определенная договоренность в плане дальнейшей работы в Сирии. Попутно Путин намекнул на то, что администрация Обамы вынуждена действовать жестко на официальном уровне, попутно оправдываясь перед Москвой. Ключевая цитата Путина: «Мы же предложили, чтобы на первом этапе военная делегация приехала в Москву, а потом я сказал, что мы готовы послать делегацию на высоком политическом уровне во главе с председателем правительства РФ… но нам было заявлено, что наше предложение отклоняется. Правда, потом американские коллеги сделали разъяснение на устном министерском уровне, что не очень правильно поняли и что дорога, тем не менее, открыта, и мы можем идти по этому пути, можем и должны думать над объединением усилий». Для тех, кто ознакомился с кратким описанием внутриэлитных конфликтов в США, причины этой кажущейся непоследовательности будут легко объяснимы.

Показательно, что план Путина по Сирии был поддержан спикером иранского парламента Али Лариджани, присутствие которого на Валдае является символом эволюции российско-иранских отношений. Сам Лариджани — живая иллюстрация качества иранской политической элиты: кибернетик, инженер, философ, сотрудник спецслужб, экс-министр связи, экс-председатель иранского Совета Безопасности, спикер иранского парламента и политик в одном лице. Наблюдая за выступлением этого представителя «умной теократии», который рвет в клочья американские шаблоны, о том, как должен выглядеть и говорить иранский политик, можно поздравить Кремль с обретением очень перспективных партнеров, с которыми есть о чем поговорить и что планировать на долгосрочную перспективу. Последующие заявления о совместных проектах на 40 миллиардов долларов и переговоры о создании российско-иранского инвестиционного банка являются естественным следствием русско-иранского сближения.

По вопросу Украины: Путин еще раз указал на то, что усилия Кремля по работе с Европой дают свои результаты:

«Они однозначно поддерживают киевские власти, но все же, на мой взгляд, достаточно объективно оценивают ситуацию и уже понимают, что проблема, которая там сложилась, не состоит из двух цветов: белого и черного. Все гораздо сложнее… «.

Путин Владимир Владимирович

На Киев и дальше будут давить с целью реализации Минских соглашений, которые для Киева (и Вашингтона) абсолютно неприемлемы.

Несмотря на вопли псевдопатриотических истеричек, которым бы хотелось увидеть военный конфликт с Евросоюзом или как минимум взаимное торговое эмбарго, которое невероятно обрадует вашингтонских ястребов, Кремль упорно гнет свою линию в отношении Европы и Украины.

Попутно Путин похоронил надежды секты «разрывателей в клочья», которые мечтают о дезинтеграции российской экономики. Несмотря на довольно активную медийную истерику, российский лидер спокойно обозначил несколько ключевых посылов: пик кризиса — пройден, рубль — стабилен, инфляция — будет падать, пострадавшие элементы экономики — будут восстановлены.

Понятно, что говорить хорошее о перспективах российской экономики — это очень немодно, непрестижно и как-то совсем нерукопожатно, но опыт показывает, что Путин знает, о чем говорит. Это не значит, что проблем нет, а всеобщее благоденствие наступит завтра и без усилий. Президент еще в начале острого этапа противостояния с Западом предрек два сложных года для российской экономики, однако причин для паники или пессимизма Путин явно не видит. В сложившейся ситуации он, как всегда, видит повод ударно поработать.

В своем выступлении на Валдае Путин зафиксировал контуры нового многополярного мира, в котором Россия займет особое место.

Отвечая на вопрос журналиста агентства Синьхуа о том, какие страны будут будущими глобальными лидерами, Путин обозначил российские внешнеполитические приоритеты:

«Для меня очевидно, что Россия имеет хорошую перспективу, хорошее будущее, но, безусловно, в развитии отношений с нашими соседями, это прежде всего с ближайшими соседями и партнерами, такими как: Китайская народная республика, великая страна, как Индия… И, конечно, мы не мыслим своего развития без развития отношений с Европой, и, конечно, мы рассчитываем на развитие отношений с США, если наши партнеры этого захотят».

Путин Владимир Владимирович

Россия станет центром силы, который одновременно будет связывать Восток, Юг и Запад. Москва — не только Третий Рим, но и «Великий Перекресток» XXI века. Мы готовы к сотрудничеству со всеми, но если драка неизбежна, ударим первыми. Путин и Калибр гарантируют.
politrussia.com